12+

 

ГАЙДЕБУРОВ Павел Александрович (1841-1893/94) , российский публицист, демократ, затем либеральный народник. С 1870 член редакции, с 1874 редактор-издатель газеты "Неделя".;
ГАЙДЕБУРОВ Павел Павлович (1877-1960) , российский актер, режиссер, педагог, народный артист России (1940). Сын П. А. Гайдебурова. На сцене с 1899. Организатор и руководитель (совместно с Н. Ф. Скарской) Общедоступного театра в Санкт-Петербурге (1903-14), Первого передвижного драматического театра (1905-28) для рабочего и сельского зрителя. Играл и ставил спектакли во многих городах, в т. ч. в Ленинграде и Москве. Государственная премия СССР (1952).

Предлагаем вашему вниманию две публикации, посвящённые жизни семьи Гайдебуровых в Старой Руссе.


 

Дача Гайдебуровых

Старорусская правда.-1985.- 24 апреля.- с. 2

В Старой Руссе на набережной реке Перерытицы, слева от мемориального музея Ф.М. Достоевского, находилась дача Гайдебуровых.

Павел Павлович Гайдебуров (1877-1960) – русский советский актёр и театральный деятель.

Его родители с давних пор дружили с семьёй Ф.М. Достоевского. После смерти писателя, в 1881 году, Анна Григорьевна уговорила отца Гайдебурова купить дачу в Старой Руссе неподалёку от их дома. Так Гайдебуровы стали соседями Достоевских.

В своей автобиографической книге «На сцене и в жизни» П.П. Гайдебуров отводит целый раздел нашему городу. Одна из глав так и называется «Старая Русса». Вспоминая о юных годах, проведенных в Старой Руссе, он пишет: «Круг моих интересов ограничивался до поры до времени старорусскими дорогами и реками, которые я за несколько лет  исходил вдоль и поперёк пешком, изъездил на лодке на вёслах да под самодельными парусами. Мне полюбился  тихий говор северных рек, ослепительность блеска водной глади на солнце, упругое бульканье волны по бортам лодки в её быстром лёте под парусами, надутыми свежим ветром, или мерный звук уключин. Я любил заночевать где-нибудь в пути к ближайшему озеру Ильмень».

Но больше всего Гайдебуров любил поездки на велосипеде. В те времена велосипед был в диковинку. Однажды в одной деревне его даже приняли за точильщика ножей.

- А струмент-то хорош у тебя? – сказала ему одна старушка, притащившая точить связку ножей. – Точильщик был у нас с одним колесом. А у тебя, вишь, два…

Жизнь П.П. Гайдебурова, его личное и творческое счастье связано с Надеждой Фёдоровной Скарской (сестрой В.В.Комиссаржевской). Торжество и неудачи, режиссёрская работа и роли – всё вместе, всё едино. Свою просветительскую деятельность Гайдебуров начал ещё студентом Петербургского университета, отсюда он был уволен впоследствии за «политическую неблагонадёжность».

В 1899 году в маленьком зале петербургского железнодорожного клуба в спектакле «Гроза» Островского впервые встретились на сцене Н.Ф. Скарская, игравшая Катерину и молодой студент-любитель Гайдебуров, исполнивший роль Тихона Кабанова. Так возник этот дуэт, почти не знающий  равных в истории театра.

Литовский народный дом, в стенах которого возник Общедоступный театр во главе с Гайдебуровым и Скарской, явился своеобразным культурно-просветительским комбинатом. В его стенах была запрещена какая-либо  политическая пропаганда. Внешне оно так и выглядело. Но «политика» на деле всё время врывалась в стены Нагорного дома. Особенно широкий размах она получила в годы первой русской революции 1905-1907 годов, когда Лиговский  народный дом стал центром борьбы партии большевиком с царизмом.

Шатунов Б.

 

Отрывок из книги Н.Ф. Скарской и П.П. Гайдебурова

"На сцене и в жизни"

«..Лето  приходилось оставить свободным: мать хворала, скучала, надо было провести с ней  все летние месяцы. А я рад был побездельничать возле матери, да ещё в Старой Руссе, с которой у меня связано столько разнообразных впечатлений!

Во-первых – театр.

Если пойти из дому в курортный парк не так, как обычно, не через Малашкин Ручей, а вверх по Пятницкой, невозможно не замедлить шагов возле дачи против церкви, где балкончик всегда затянут холщовыми занавесками. Здесь всё напоминает о Коммиссаржевской, с которой курортники-петербуржцы впервые ознакомились на спектаклях незлобинского театра. Артистка не была ещё знаменитостью, а успехом пользовалась особенным: толки о новом таланте связывались с обаятельным именем отца Веры Фёдоровны, так свежа была память о всеобщем восторге, с которым  встречали каждый выход на сцену знаменитого тенора. Одна из особенностей его дочери артистки отличалась тем, что впечатление, производимое ею на зрителей, продолжало жить в них за стенами театра и становилось частью их повседневной жизни. Оттого, может быть, с первых же дней появления Коммиссаржевской в Старой Руссе стало принято называть не по фамилии, а дружески, как близкого человека – Вера Фёдоровна...

…По правде говоря, древний городок мало чем отличался от любого уездного городка тех лет. На его тихих улицах мудрено не встретить интеллигентного человека, зато не было недостатка в церквах, церквушках, часовнях и часовенках. Все они носили печать седой старины. Много было в старорусском быту суеверий и обычаев, по которым нетрудно было распознать следы языческой древности…

..От Ильинской часовни Успенская улица вела к мосту через реку Полисть. За нею расположилась  «соборная сторона» города. Она была хранима чудотворной иконой старорусской божьей матери древнего письма саженных масштабов. Дальше, за городской чертой, до самого неба, тянулись солончаковые пустыри, и тут вас встречали остатки старинных сооружений для гонки соли. Иные из старых градирен развалились, другие ещё кое как держались…Скорее прочь отсюда, в город, к жизни, к реке, на её Красный берег, под сень старинных стройных лип.

Вот плавучая пристань: если хотите, колесный пароход отвезет вас отсюда через сказочное Ильмень-озеро в Великий Новгород…А вот дворец. Неизвестно чей. Он очень скромен с виду, но весь город называет его дворцом. В довольно обычном двухэтажном здании с запущенным садом нет никаких признаков жизни., и даже сторожевы дети пискливой стайкой резвятся на стороне, где-то на одном из ближних дворов, с соседскими ребятами…Но что за живописный вид у того полуразвалившегося здания! Видно, что оно строено на широкую ногу. Но часть окон забита досками, другие глядят на прохожих незастекленными чёрными дырами.

Сквозь них из комнат пробивается  зелень, да и снаружи карнизы  поросли бурьяном, а в одном углу нежное деревце тянет к солнцу свои трепетные побеги…Откуда взялась  эдакая развалина на лучшей набережной города? Каждый вам ответит: это один из многочисленных домов Сумрова. Кто такой Сумров? – снов спросите вы. На этот вопрос никто вам не ответит. Память о человеке, носившем эту фамилию , владельце недостроенных домов исчезла как  прошлогодний снег.

Только  кто-то где-то когда-то слышал, будто жил-был в Старой Руссе богач, которым владела страсть к строительству. И пришел к нему однажды неизвестный старик. «Как только начнется новая жизнь в отстроенном тобою доме, - сказал богачу кудесник, - тотчас же придет к тебе твой смертный час».- Сказал и исчез неизвестно куда, как неизвестно откуда явился. С того дня напал на Сумрова суеверный страх. Не строить он не мог, а достраивать боялся. «Поезжайте,  посоветует вам каждый старорусский житель, - полюбуйтесь на Сумровую рощу у самого края города за железнодорожным вокзалом, дачники туда часто ездят пикниками. Увидите барскую усадьбу самой затейливой архитектуры. Особое внимание обратите внимание на паркеты, кое-где   они ещё уцелели. Это образцы художественного мастерства новгородских умельцев…»

Обновлено (15.12.2020 17:46)